СтудЗона - огромная база рефератов, курсовых и шпаргалок на все случаи жизни!

 
 


Лепреконы. Глаз Одина - геолокационная текстово-графическая для telegram
с элементами РПГ
в жанре Diablo, Покемон Го





Бот знакомств в telegram
@youlove_bot

Контрольная работа по Концепции Современного Естествознания

Предмет: Естествознание
Оцените материал
(0 голосов)

План:

 

1. Введение……………………………………………………………………………………...3

 

2. Генезис науки в развитии духовной культуры общества…………………………………4

3. Особенности и структура научного знания в дисциплинарной организации науки……………………………………………………………………………………………..5

4. Анализ науки как социального института ..........................………………………………..9

5. Основные принципы этики науки…………………………………………………………..11

 

6. Список литературы…………………………………………………………………………..11

 

просмотреть полностью

 

Введение

 

Задачей в этой контрольной работе является показать роль науки в развитии культуры, показать сущность научного знания, его строение, а так же описать науку как научное сообщество и изложить принятые в нем нормы этики.

 

По вопросу о том, когда возникла наука, в литературе существуют разные мнения, которые зависят от того, в каком аспекте рассматривается, как трактуется феномен науки. Если науку отождествлять со знанием вообще, то можно такие достижения еще первобытного общества, как земледелие, скотоводство, изобретение колеса, металлоплавки и др., рассматривать как часть истории науки.

 

Существует мнение, что зарождение науки связано с изобретением письменности в эпоху раннеклассового общества. Сторонники такого подхода считают, что наука начинается там, где при историческом исследовании памятников старины встречаются первые примеры правильно подмеченных на базе стихийно-эмпирического опыта объективных закономерностей природы, которые с изобретением письменности могли фиксироваться и тиражироваться.

 

Ряд исследователей связывают возникновение науки с античностью, когда умственный труд превращается в род занятий особой группы людей, познавательная деятельность отпочковывается от мифологии, искусства, религии.

 

Наиболее распространена точка зрения, согласно которой науку следует рассматривать как продукт XVI - XVII в.в.

 

Генезис науки в развитии духовной культуры общества.

 

Генезис науки - это процесс, растянутый во времени не на столетия, а на тысячелетия. Генезис и развитие науки - это процесс, характеризуемый не только революциями, прерыванием непрерывного, не только самостоятельностью этапов, но и единством, преемственностью, системной целостностью. Рассматривая науку как систему и как процесс одновременно, можно понять ее относительно самостоятельные этапы как взаимообусловленные, связанные, между которыми есть преемственность.

 

В общем понимании наука – это система сознания и деятельности людей, направленная на достижение объективно-истинных знаний и систематизацию доступной человеку и обществу информации. Научная деятельность включает след. элементы: субъект, объект, цель, средства, конечный продукт, социальные условия, активность субъекта.

   Субъект- носитель сознательной целенаправленной деятельности (ученые, специалисты, научны школы,  научно-производительные ассоциации). Объект – это все состояния бытия, которые становятся сферой приложения активности субъекта (явления и сущности, законы). Цели науки – описание, объяснение, предсказание, истолкование тех процессов и явлений, которые стали ее объектами (предметами). Средства – методы мышление – правила, следуя которым можно оптимально достичь положительного результата, а также методы эмпирического исследования – правила наблюдений, экспериментов. Конечный продукт, результат – это итог, завершение, показатель осуществленной последовательности действий. Социальные условия науки – это совокупность элементов организации научной деятельности в обществе, государстве. Активность субъекта – один из важнейших элементов функционирования науки.

     Функционирование науки раскрывает ее уникальность и высокую общественно-человеческую значимость. В составе культуры общества наука включена в систему духовной культуры человечества. Помимо науки в эту систему входят: искусство, мораль, религия, право, идеология и др. Поскольку человеческое существование исторично, т.е. эволюционировало от простейших состояний к более сложным и совершенным, то и наука прошла такой же путь эволюции.

    Современная наука представляет собой сложное системное образование. С точки зрения предметного единства все ее многочисленные дисциплины объединяются как комплексы наук – естественных, общественных, технических, гуманитарных и т.д. Естествознание – система знаний и деятельности по их достижению, объектом которых предстает природа – часть бытия, существующая по законам, не созданным активностью людей.  Обществознание – система наук об обществе – части бытия, постоянно воссоздающаяся в деятельности людей. Экономические науки – системы знаний о материальном производстве и др.

    Именно бытие человека в его исторической конкретности и перспективе есть основа связи всех наук. Это обоснованно тем, что человек осуществляет процесс познания, использует результаты наук для удовлетворения своих потребностей, постоянно совершенствует научную деятельность, определяет смысл науки, ее идеалы и т.д.

 

Особенности и структура научного знания в дисциплинарной организации науки.

 

         Научное знание характеризуется систематичностью, а так же логической выводимостью одних знаний из других. Оно претендует на общеобязательность и объективность открываемых истин, т. е. ее независимость от познающего субъекта, безусловную воспроизводимость.

          Основными элементами научного знания являются:

- твердо установленные факты;

-закономерности, обобщающие группы факторов;

-теории, представляющие собой системы закономерностей, в совокупности описывающих некий фрагмент реальности;

-научные картины мира, рисующие обобщенные образы всей реальности, в которых сведены в некое системное единство все теории, допускающие взаимное согласование.

          Главная опора, фундамент науки – установленные факты.

          Главной особенностью научного познания является практическое, это построение жилища и охота. Основывается данное познание на опыте, человек действует по методу проб и ошибок, а обыденное познание закрепляется при помощи сказаний и былин.

          За две с половиной тысячи лет своего существования наука превратилась в сложное, системно организованное образование с четко просматриваемой структурой. Основными элементами научного знания являются:

  • твердо установленные факты;
  • закономерности, обобщающие группы фактов;
  • теории, как правило, представляющие собой системы закономерностей, в совокупности описывающих некий фрагмент реальности;
  • методы как специфические приемы и способы исследования реальности, исходящие из особенностей и закономерностей изучаемых объектов;
  • научные картины мира, рисующие обобщенные образы всей реальности, в которых сведены в некое системное единство все теории, допускающие взаимное согласование.

Главная опора, фундамент науки — это, конечно, установленные факты. Если они установлены правильно (подтверждены многочисленными свидетельствами наблюдения, экспериментов, проверок и т.д.), то считаются бесспорными и обязательными. Это — эмпирический, т.е. опытный, базис науки. Количество накопленных наукой фактов непрерывно возрастает. Естественно, они подвергаются первичному эмпирическому обобщению, приводятся в различные системы и классификации.

Обнаруженные в опыте общность фактов, их единообразие свидетельствуют о том, что найден некий эмпирический закон, общее правило, которому подчиняются непосредственно наблюдаемые явления.

Но значит ли это, что наука выполнила свою главную задачу, состоящую, как известно, в установлении законов? К сожалению, нет. Дело в том, что фиксируемые на эмпирическом уровне закономерности, как правило, мало что объясняют. Обнаружили, к примеру, древние наблюдатели, что большинство светящихся объектов на ночном небе движутся по четким кругообразным траекториям, а несколько других совершают какие-то петлеобразные движения. Общее правило для тех и других, стало быть, есть, только, как его объяснить? А объяснить непросто, если не знать, что первые — это звезды, а вторые — планеты и их «неправильное» поведение в небе вызвано совместным с Землей вращением вокруг Солнца.

Кроме того, эмпирические закономерности обычно малоэври-стичны, т.е. не открывают дальнейших направлений научного поиска. Эти задачи решаются уже на другом уровне познания — теоретическом.

Проблема различения двух уровней научного познания — теоретического и эмпирического (опытного) — появляется из одной специфической особенности его организации, суть которой заключается в существовании различных типов обобщения доступного изучению материала. Наука ведь устанавливает законы. А закон есть существенная, необходимая, устойчивая, повторяющаяся связь явлений, т.е. нечто общее, а если строже — то и всеобщее для того или иного фрагмента реальности.

Общее же (или всеобщее) в вещах устанавливается путем абстрагирования, отвлечения от них тех свойств, признаков, характеристик, которые повторяются, являются сходными, одинаковыми во множестве вещей одного класса. Суть формально-логического обобщения как раз и заключается в отвлечении от предметов такой «одинаковости», инвариантности. Данный способ обобщения называют «абстрактно-всеобщим». Это связано с тем, что выделяемый общий признак может быть взят совершенно произвольно, случайно и никак не выражать сути изучаемого явления.

Например, известное античное определение человека как существа «двуногого и без перьев» в принципе применимо к любому индивиду и, следовательно, является абстрактно-общей его характеристикой. Но разве оно что-нибудь дает для понимания сущности человека и его истории? Определение же, гласящее, что человек — это существо, производящее орудия труда, напротив, формально к большинству людей неприменимо. Однако именно оно позволяет построить некую теоретическую конструкцию, в общем, удовлетворительно объясняющую историю становления и развития человека.

Здесь мы имеем дело уже с принципиально иным видом обобщения, позволяющим выделять всеобщее в предметах не номинально, а по существу. В этом случае всеобщее понимается не как простая одинаковость предметов, многократный повтор в них одного и того же признака, а как закономерная связь многих предметов, которая превращает их в моменты, стороны единой целостности, системы. А внутри этой системы всеобщность, т.е. принадлежность к системе, включает не только одинаковость, но и различия, и даже противоположности. Общность предметов реализуется здесь не во внешней похожести, а в единстве генезиса, общем принципе их связи и развития.

Именно эта разница в способах отыскания общего в вещах, т.е. установления закономерностей, и разводит эмпирический и теоретический уровни познания. На уровне чувственно-практического опыта (эмпирическом) возможно фиксирование только внешних общих признаков вещей и явлений. Существенные же внутренние их признаки здесь можно только угадать, схватить случайно. Объяснить же их и обосновать позволяет лишь теоретический уровень познания.

В теории происходит переорганизация, или переструктуризация, добытого эмпирического материала на основе некоторых исходных принципов. Это что-то вроде игры в детские кубики с фрагментами разных картинок. Для того чтобы беспорядочно разбросанные кубики сложились в единую картинку, нужен некий общий замысел, принцип их сложения. В детской игре этот принцип задан в виде готовой картинки-трафаретки. А вот как такие исходные принципы организации построения научного знания отыскиваются в теории — великая тайна научного творчества.

Наука потому и считается делом сложным и творческим, что от эмпирии к теории нет прямого перехода. Теория не строится путем непосредственного индуктивного обобщения опыта. Это, конечно, не означает, что теория вообще не связана с опытом. Изначальный толчок к созданию любой теоретической конструкции дает как раз практический опыт. И проверяется истинность теоретических выводов опять-таки их практическими приложениями. Однако сам процесс построения теории и ее дальнейшее развитие осуществляются от практики относительно независимо.

Итак, проблема различия теоретического и эмпирического уровней научного познания коренится в различии способов идеального воспроизведения объективной реальности, подходов к построению системного знания. Отсюда вытекают и другие, уже производные отличия этих двух уровней. За эмпирическим знанием, в частности, исторически и логически закрепилась функция сбора, накопления и первичной рациональной обработки данных опыта. Его главная задача — фиксация фактов. Объяснение же, интерпретация их — дело теории.

Различаются рассматриваемые уровни познания и по объектам исследования. Проводя исследование на эмпирическом уровне, ученый имеет дело непосредственно с природными и социальными объектами. Теория же оперирует исключительно с идеализированными объектами (материальная точка, идеальный газ, абсолютно твердое тело и проч.). Все это обусловливает и существенную разницу в применяемых методах исследования. Для эмпирического уровня обычны такие методы, как наблюдение, описание, измерение, эксперимент и др. Теория же предпочитает пользоваться аксиоматическим методом, системным, структурно-функциональным анализом, математическим моделированием и т.д.

 

Существуют, конечно, и методы, применяемые на всех уровнях научного познания: абстрагирование, обобщение, аналогия, анализ и синтез и др. Но все же разница в методах, применяемых на теоретическом и эмпирическом уровнях, не случайна. Более того, именно проблема метода была исходной в процессе самого осознания особенностей теоретического знания. В XVII в., в эпоху рождения классического естествознания, Ф. Бэкон и Р. Декарт сформулировали две разнонаправленные методологические программы развития науки: эмпирическую (индукционистскую) и рационалистическую (дедукциони-стскую).

Под индукцией, как мы помним, принято понимать такой способ рассуждения, при котором общий вывод делается на основе обобщения частных посылок. Проще говоря, это движение познания от частного к общему. Движение в противоположном направлении, от общего к частному, называется дедукцией.

Логика противостояния эмпиризма и рационализма в вопросе о ведущем методе получения нового знания, в общем, проста.

Эмпиризм. Действительное и хоть сколько-нибудь практичное знание о мире можно получить только из опыта, т.е. на основании наблюдений и экспериментов. А всякое наблюдение или эксперимент единичны. Поэтому единственно возможный путь познания природы — движение от частных случаев ко все более широким обобщениям, т.е. индукция. Другой же способ отыскания законов природы как бы обратный: сначала строят самые общие основания, а потом к ним приспосабливаются й посредством их проверяют частные выводы. По Ф. Бэкону, этот путь — «...матерь заблуждений и бедствие всех наук».

Рационализм. До сих пор самыми надежными и успешными были математические науки. А таковыми они стали потому, что применяют самые эффективные и достоверные методы познания: интеллектуальную интуицию и дедукцию. Интуиция позволяет усмотреть в реальности такие простые и самоочевидные истины, что усомниться в них совершенно невозможно. Дедукция же обеспечивает выведение из этих простых истин более сложного знания. И если она проводится по строгим правилам, то всегда будет приводить только к истине и никогда к заблуждениям. Индуктивные же рассуждения, конечно, тоже бывают хороши, но они никак не могут приводить ко всеобщим суждениям, в которых выражаются законы.

Эти методологические программы ныне считаются устаревшими и неадекватными. Эмпиризм недостаточен потому, что индукция и в самом деле никогда не приведет к универсальным суждениям, поскольку в большинстве ситуаций принципиально невозможно охватить все бесконечное множество частных случаев, на основе которых делаются общие выводы. И ни одна крупная современная теория не построена путем прямого индуктивного обобщения. Рационализм же оказался исчерпанным, поскольку современная наука занялась такими областями реальности (в микро- и мегамире), в которых требуемая «самоочевидность» простых истин испарилась окончательно. Да и роль опытных методов познания оказалась здесь недооцененной.

Тем не менее эти методологические программы сыграли свою важную историческую роль: во-первых, они стимулировали огромное множество конкретных научных исследований, а во-вторых, «высекли искру» некоторого понимания структуры научного познания. Выяснилось, что оно как бы «двухэтажно». И хотя занятый теорией «верхний этаж» вроде бы надстроен над «нижним» (эмпирией) и без последнего должен рассыпаться, но между ними почему-то нет прямой и удобной лестницы. Из нижнего этажа на верхний можно попасть только «скачком» в прямом и переносном смысле. При этом, как бы ни была важна база, основа (нижний эмпирический этаж нашего знания), решения, определяющие судьбу постройки, принимаются все-таки наверху, во владениях теории.

В наше время стандартная модель строения научного знания выглядит примерно так. Познание начинается с установления путем наблюдения или экспериментов различных фактов. Если среди этих фактов обнаруживается некая регулярность, повторяемость, то в принципе можно утверждать, что найден эмпирический закон, первичное эмпирическое обобщение. И все бы хорошо, но, как правило, рано или поздно отыскиваются такие факты, которые никак не встраиваются в обнаруженную регулярность. Тут на помощь призывается творческий интеллект ученого, его умение мысленно перестроить известную реальность так, чтобы выпадающие из общего ряда факты вписались наконец в некую единую схему и перестали противоречить найденной эмпирической закономерности.

Обнаружить эту новую схему наблюдением уже нельзя, ее нужно придумать, сотворить умозрительно, представив первоначально в виде теоретической гипотезы. Если гипотеза удачна и снимает найденное между фактами противоречие, а еще лучше — позволяет предсказывать получение новых, нетривиальных фактов, значит, родилась новая теория, найден теоретический закон.

Известно, к примеру, что эволюционная теория Ч. Дарвина долгое время находилась под угрозой краха из-за распространенных в XIX в. представлений о наследственности. Считалось, что передача наследственных признаков происходит по принципу «смешивания», т.е. родительские признаки переходят к потомству в некоем промежуточном варианте. Если скрестить, допустим, растения с белыми и красными цветками, то у полученного гибрида цветки должны быть розовыми. В большинстве случаев так оно и есть. Это эмпирически установленное обобщение на основе множества совершенно достоверных эмпирических фактов.

Но из этого, между прочим, следовало, что все наследуемые признаки при скрещивании должны усредняться. Значит, любой, даже самый выгодный для организма признак, появившийся в результате мутации (внезапного изменения наследственных структур), со временем должен исчезнуть, раствориться в популяции. А это в свою очередь доказывало, что естественный отбор работать не должен! Британский инженер Ф. Дженкин доказал это строго математически. Ч. Дарвину этот «кошмар Дженкина» отравлял жизнь с 1867 г., но убедительного ответа он так и не нашел. (Хотя ответ уже был найден. Дарвин просто о нем не знал.)

Дело в том, что из стройного ряда эмпирических фактов, рисующих убедительную в целом картину усреднения наследуемых признаков, упорно выбивались не менее четко фиксируемые эмпирические факты иного порядка. При скрещивании растений с красными и белыми цветками, пусть не часто, но все равно будут появляться гибриды с чисто белыми или чисто красными цветками. Но при усредняющем наследовании признаков такого быть не может — смешав кофе с молоком, нельзя получить черную или белую жидкость! Обрати Ч. Дарвин внимание на это противоречие, наверняка он прибавил бы себе и славу создателя генетики. Но не обратил. Как, впрочем, и большинство его современников, считавших это противоречие несущественным. И зря.

Ведь такие «выпирающие» факты портили всю убедительность эмпирического правила промежуточного характера наследования признаков. Чтобы эти факты вписать в общую картину, нужна была какая-то иная схема механизма наследования. Она не обнаруживалась прямым индуктивным обобщением фактов, не давалась непосредственному наблюдению. Ее нужно было «узреть умом», угадать, вообразить и, соответственно, сформулировать в виде теоретической гипотезы.

Эту задачу, как известно, блестяще решил Г. Мендель. Суть предложенной им гипотезы можно выразить так: наследование носит не промежуточный, а дискретный характер. Наследуемые признаки передаются дискретными частицами (сегодня мы называем их генами). Поэтому при передаче факторов наследственности от поколения к поколению идет их расщепление, а не смешивание. Эта гениально простая схема, развившаяся впоследствии в стройную теорию, объяснила разом все эмпирические факты. Наследование признаков идет в режиме расщепления, и поэтому возможно появление гибридов с «несмешивающимися» признаками. А наблюдаемое в большинстве случаев «смешивание» вызвано тем, что за наследование признака отвечает, как правило, не один, а множество генов, что и «смазывает» менделеевское расщепление. Принцип естественного отбора был спасен, «кошмар Дженкина» рассеялся.

Таким образом, традиционная модель строения научного знания предполагает движение по цепочке: установление эмпирических фактов — первичное эмпирическое обобщение — обнаружение отклоняющихся от правила фактов — изобретение теоретической гипотезы с новой схемой объяснения — логический вывод (дедукция) из гипотезы всех наблюдаемых фактов, что и является ее проверкой на истинность. Подтверждение гипотезы конституирует ее в теоретический закон. Такая модель научного знания называется гипотетико-дедуктивной. Считается, что большая часть современного научного знания построена именно этим способом.

 

Анализ науки как социального института.

        

Ф. де Ларошфуко

"Тот, кто думает, что может обойтись без других сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается еще сильнее".

 

        Приведенный афоризм вдвойне справедлив в отношении к науке. Наука по своей сути – явление социальное. Она как система создается сообществом ученых на протяжении уже более двух тысячелетий и представляет собой не только отношение ученых мужей к познаваемой ими действительности, но и определенную систему взаимосвязей между членами научного сообщества, а также его социальным окружением. Сегодня наука по существу представляет собой мощную отрасль по производству знаний с огромной материальной базой и развитой системой коммуникаций. В науке существует свой специфический образ жизни, регулируемый системой, как правило, неписаных, но передаваемых по традиции норм, своя система ценностей.

          Жизнь в науке переполнена, как творческими исканиями, так и рутинным трудом. В ней ученый находится не только в постоянном поиске новых научных знаний, но и вступает в сложные отношения со своими коллегами, общественным мнением. От ученого постоянно требуется подтверждение его профессиональности, которое осуществляется через систему, как объективной оценки продуктов его труда, в частности, через публикации, так и через общественное признание. Деятельность ученого стимулируется и оценивается не только оплатой его труда, но и различными степенями, званиями и наградами.

           Самой высокой, престижной наградой в области физики, химии, медицины и физиологии с 1901 г., а в экономике – с 1969 г. является Нобелевская премия. До 2000 года было присуждено около 450 премий. Российские и советские ученые удостаивались этой награды 13 раз. В 1978 высшую научную награду получил Петр Капица. В 2000 году, после 22 летнего перерыва, Нобелевским лауреатом стал наш соотечественник Жорес Алферов,  в 2003 – Виталий Гинзбург. Женщины были удостоены Нобелевской премии девять раз. М. Склодовская-Кюри была награждена дважды (1903 г - по физике, 1911г. - по химии). Самый молодой нобелевский лауреат 25-летний У.Л. Брегг (1915г.).

            Научная деятельность - это постоянная борьба различных мнений, направлений, борьба за признание работ, идей ученого, а в силу специфики науки это и борьба за приоритет в полученном результате. Известно, как непросто утверждались в науке даже такие фундаментальные научные теории, как теория относительности, квантовая механика, генетика,  кибернетика,  теория эволюции. По этому поводу можно процитировать следующую фразу: М. Планк: "Обычно новые научные истины побеждают не так, что их противников убеждают, и они признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают, а подрастающее поколение усваивает истину сразу“.

            Ориентированность на новации сочетается в науке с жестким консерватизмом, который представляет собой надежный заслон против введения в науку необоснованных новаций.

 

Ж.Б. Ламарк: “... лучше подвергнуть долгому испытанию однажды открытую истину, лишая ее заслуженного внимания, чем допустить легкомысленного признания всего, что создается пылким воображением человека”.

            Одним из признаков науки сегодня является секретность. Это связано с тем, что 40 % научных исследований ведется по заказам военных ведомств, а также тесной связью науки  с промышленностью и, следовательно, с коммерческой тайной.

            Наука сегодня охватывает огромную область знаний. Она включает около 15 тыс. дисциплин, которые все теснее взаимодействуют друг с другом. Современная наука дает нам целостную картину возникновения и развития Метагалактики, появления жизни на Земле, стадий ее развития. Наука сегодня изучает практически все, что представляет хоть малейший интерес, даже саму себя – свое собственное происхождение, развитие, взаимодействие с другими формами культуры, влияние на материальную и духовную жизнь общества.

            Вместе с тем, ученые сегодня считают, что наука еще совсем молода. Писатели-фантасты, как правило, осведомленные о последних научных достижениях, показывают насколько безгранично пространство научного познания, заглядывая далеко вперед, пытаясь предугадать будущее науки и общества.

           С момента учреждения в 1934 году ВАК СССР число выданных дипломов о присуждении ученых степеней и аттестатов о присвоении ученых званий составляет около двух миллионов единиц. За весь прошлый век и начало ХХ века в царской России было защищено 8 тыс. магистерских и докторских диссертаций по фундаментальным наукам, богословию, медицине, включая фармацию и ветеринарию.

           Большее число, чем в других отраслях наук, защитились и утверждены соискатели степени кандидата и доктора технических наук. Докторов технических наук прибавилось за десять лет на 9296, а кандидатов - на 37622. Второе место уверенно занимают доктора и кандидаты медицинских наук (7455/30923). Далее следуют соискатели физико-математических (4391/13166 чел.) и экономических (2756/19936 чел.) наук, причем последние превосходят предыдущих по защитам кандидатских диссертаций.

           Старше всех кандидаты искусствоведения, их средний возраст 40,5 года. Наиболее молодые кандидаты химических (32,8 лет) и физико-математических (33 года) наук. Средний возраст кандидатов технических наук - 36,5 лет. Самые солидные – доктора архитектурных наук. Их средний возраст - 54,3 года. Самыми молодыми являются доктора медицинских наук, им в среднем 46,2 года. Средний возраст защитившихся докторов технических наук - 51 год.

            В целом, средний возраст соискателей, защитивших кандидатскую диссертацию 35 лет, а докторскую – 50 лет. Таким образом, дистанция между защитами кандидатской и докторской диссертации составляет примерно 15 лет. Такая статистика сохраняется практически по всем отраслям наук. «Чемпионами» по скорости подготовки докторских диссертаций можно назвать соискателей медицинских наук: разница в среднем возрасте соискателей, защитивших кандидатскую и докторскую диссертации у них составляет 10,6 года. Значительно медленнее готовят докторские диссертации соискатели по архитектуре. Указанная разница для них составляет 18,5 года. Математики и физики пишут докторские диссертации 14 лет, химики - 16,3 года, экономисты – 12 лет, педагоги - 11,2 года, представители технических наук - 15,6 года.

             В защитах кандидатских диссертаций представительницы прекрасного пола наиболее существенно потеснили позиции другой половины в филологических науках (80,2%), в фармацевтических (72,7%), в архитектурных (69,2%), в искусствоведении (69,7%). В технических науках, как это и положено, доминируют мужчины, тем не менее, каждая пятая успешная защита кандидатской и каждая десятая докторской диссертации принадлежат женщинам.

           К сказанному можно добавить, что профессия, связанная с научными исследованиями – это особая профессия. Если говорить о планетарных масштабах, то миллионы ученых работают в специальных исследовательских институтах и лабораториях. Появилось понятие «научный работник». Нормой стали выполнение функций научного консультанта или советника, их участие в выработке или принятии решений по самым разнообразным вопросам жизни общества.

           Еще более ценным для общества и нации является совмещение научного труда и труда педагогического в одном лице вузовского преподавателя. В этом случае научные достижения по самой короткой траектории становятся достоянием образования, ценностями общества и государства.

Основные принципы этики науки.

            

         Этика науки занимается изучением специфики моральной регуляции в научной сфере. Задачи: отыскание и обоснование таких имеющих моральное измерение ценностей, норм и правил, которые бы способствовали, 1-большей эффективности научного труда, 2-его безупречности с позиций общественного блага. Система подобных ценностей, норм и принципов этой науки. Охватывает 2 круга научно-этических проблем : первый связан с регуляцией взаимоотношений внутри самого научного сообщества, а второй вызван к жизни «обострением отношений» между обществом в целом и наукой как одним из многих социальных институтов.

Принципы: самоценность истины; новизна научного знания как цель и решающее условие успеха ученого; полная свобода научного творчества; абсолютное равенство всех исследователей «перед лицом истины»; научные истины это - всеобщее достояние; исходный критицизм.

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

1. Концепции современного естествознания. Под ред. Лавриненко В.Н. и Ратникова В.П. М., 2004. См. гл. 1.

 

2. http://ru.wikipedia.org/

 

3. Концепции современного естествознания под ред. Лавриненко Ратникова (2006 3-е изд)

 

4. Рузавин Г.И. Философия науки. М., 2005.

 

5. Философия и методология науки. Ред. Кузнецов В.Н. М., 1996.

 

6. Степин В.С. Философия науки. М., 2003.

 

7. 1.Введение в философию т.2 М 90г.

 

8.Структура научного знания «Философия и методология науки»                                                                                                 М. 94г.

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                16.12.2008